На главную
 Реклама на сайте

Новости района Строгино →

02.10.2011

Дом на воде

Но для того чтобы туда попасть, нужно знать дорогу: сперва пройти по едва заметной тропинке, пролезть за ограду, пробраться между деревьями. И тогда перед вами откроется ярко-голубой дом на Москве-реке. На террасу ведет небольшой трап, за бортом плещется вода. Нас встречает Елена Кожаринова, одна из первых жительниц дебаркадера, и проводит в комнату. Деревянная обивка стен, вода за окном и рыжий кот, дремлющий в кресле общего зала, настраивают на домашний лад.

— Я живу на дебаркадере уже 9 лет, хотя есть прописка в Москве, — рассказывает Елена. — Родители приходят в гости, уже привыкли к такой экзотике. Конечно, сперва они были в шоке, но потом смирились с моим выбором.

Слово «коммуна» имеет неприятный советский привкус для большинства обывателей. Но корни этой растут не от экстремально- революционных идей, а от гуманистических.

— Одним из коммунаров был мой муж, педагог, — вспоминает Елена. — Это педагогическое объединение возникло еще в 70–80-е годы, нечто вроде группы единомышленников. Они занимались педагогическими проектами, устраивали лагеря и походы, собирали отряды, проводили творческие вечера, занятия. Но в некоторый момент группа педагогов решила, что этого недостаточно. Все занятия проходили в свободное время, и поэтому педагогический эффект был мал. И так возникла идея создать свою школу, где люди бы постоянно жили вместе и были связаны общим делом.

Кроме жилых комнат для педагогов на дебаркадере было открыто небольшое учебное заведение для 1–10-х классов. Частная школа на воде пользовалась популярностью у всех учеников. Но чиновники нашли массу аргументов против нее, и пару лет назад школу пришлось перенести на сушу. Теперь жильцы дебаркадера преподают на улице Хавской. Здание новой школы используется в том числе как почтовый ящик и юридический адрес. Но основные проекты проходят все-таки в доме на воде.

Поиграем в Обаму

Общие проекты — одна из постоянных тем для обсуждения. На Дебаре, как его называют обитатели, постоянно проводятся тренинги и фестивали. По пятницам здесь собирается политклуб, часто проходят мини-концерты, заглядывают на огонек путешественники, приезжают педагоги с детьми. Организацией процесса занимаются сами обитатели.

— Творческая группа на дебаркадере сосредоточена в образовательном бюро,— говорит Елена. — Основная деятельность, в которой мы все заняты, — это подготовка и проведение больших ролевых метаигр для вузов. Это огромный социальный тренажер, который длится две недели, в нем задействовано до 400 человек.

Ролевыми играми коммунары занимаются уже давно. В отличие от толкиенистских игрищ эти проекты не оторваны от реальности и приносят неплохой доход. Сейчас ролевые игры — основной заработок дебаркадерцев. Часть заработанных средств идет в общий бюджет организации, остальное распределяется между обитателями.

— У нас накопился огромный практический опыт, как соединять игру и образование, — рассказывает Елена. — Наши ребята готовят какую-либо игру и предлагают вузам принять в ней участие. Для самих студентов это все бесплатно.

Такие большие проекты проходят в среднем три раза в год. В игре уже принимали участие такие крупные вузы, как МГИМО и МИФИ. При этом используются модели политических и научных процессов. Определенная часть работы выполняется на компьютере, есть и специально закупленные 3D-станции. Но многое — таблицы, карточки, схемы — обитатели Дебара делают вручную, специально для той или иной игры.

— Мы часто играем в будущее, — улыбается Елена. — Даем какие-то обстоятельства и смотрим на варианты действий. Например, с МГИМО — «Что будет, если Америка ослабнет». И в результате пришли к выводу, что логика студентов совпала с логикой нынешних чиновников, их действия схожи, есть некое стереотипное мышление. Кроме того, во время игры мы фиксируем, какие компетенции проявили студенты — организаторские навыки, умение вести переговоры и так далее. Эти данные забиваются в программу, и на выходе каждый получает список на себя. Нашей технологией заинтересовались и предприятия — она удобна для подбора кадров. Да и самим студентам интересно.

Многие участники игр интересуются и другой деятельностью коммунаров. Такие люди присоединяются к остальным обитателям и включаются в проекты.

— Я студентка и сперва играла в метаигры, — рассказывает Вика, одна из обитательниц Дебара. — А теперь переехала сюда и сама помогаю их организовывать. Моими результатами в игре заинтересовался Росатом, и в итоге меня взяли туда на работу.

Многие из жильцов имеют другую работу, кроме общих проектов. Некоторые люди сперва загораются романтикой такой жизни, потом остывают. В результате происходит постоянный круговорот, люди приходят и уходят и остаются только самые-самые.

«На дебаркадер дедушке»

Чтобы разместить всех желающих, коммунарам в свое время пришлось поломать голову. На роль многоместного «Теремка» идеально подошел дебаркадер. Основными критериями в его пользу послужили дешевизна и вместительность.

— Для того чтобы жить вместе, нужно помещение, — говорит Елена. — Но как найти такое, где все поместятся? У многих из нас есть прописка в Москве, но не потащишь же толпу в свою «двушку», где кроме тебя живут еще родители и собака? Дом, квартира — слишком тесно, неудобно. Да и дорого, в конце концов, цены на недвижимость запредельные. А если еще и офис нужен для проектов... Идея приобрести дебаркадер для жилья появилась еще в начале 90-х. Это стало для нас выходом из ситуации: здесь достаточно места для всех. К тому же в этом есть своя романтика.

Сейчас на Дебаре живут 10 человек. Из первых обитателей здесь осталась в лучшем случае половина. Но «старички» помнят, каких усилий стоило довести до ума дом на воде.

— Приобрести «движимость» в виде дебаркадера было намного дешевле, чем покупать квартиру, — вспоминает Елена. — Покупка обошлась всего в 2 тысячи долларов, но вот перегнать его в столицу стоило в четыре раза больше — 8 тысяч. А сколько усилий и средств было затрачено на обустройство! Сперва здесь была лишь летняя постройка, потом мы достраивали его, провели коммуникации.

Теперь это деревянное помещение со множеством комнат и всеми удобствами. Арендной платы нет как таковой, так что основные расходы связаны с отоплением, электричеством. По словам жильцов Дебара, в месяц уходит до 45 тысяч в зимнее время, летом расходы на бензин, солярку снижаются.

— Зимой, конечно, приходится и туговато, — разводит руками Елена. — В прошлогодние холода у нас разом отказали генераторы. Но мужчины у нас серьезные, суровые, со всем справились.

Такая школа жизни постороннему кажется авантюрой, но побывавшие на Дебаре уже прониклись ее прелестями. Коммуна здесь — это не просто общее дело, увлечение. Это и совместный быт, но до определенной степени.

— Основные расходы, амортизацию, берет на себя организация, — рассказывает Елена. — Есть и общая кухня — соль, масло и прочие мелочи. А вообще, наш бюджет зависит от проектов: если есть работа — деньги есть и у организации, и у народа. А нет — так ни у кого нет. Пробовали сдавать в аренду, но не сложилось, было много пьяных тусовок, а у нас строгое правило: не употреблять здесь алкоголь.

Бордель или школа?

Кто не верит в трезвенников, так это бюрократы. Дебаркадер на Москве-реке стал костью в горле столичных чиновников.

— Идет большая творческая война, — говорит Елена. — Чиновники постоянно пытаются найти, в чем мы незаконны, доходит до абсурда. Даже судья говорит, мол, отстаньте от них, если там действительно бордель — так докажите это! Постоянно судимся, собрали 800 подписей наших выпускников.

Вообще жизнь на дебаркадере — это волнообразный процесс. Иногда наступает затишье и безденежье, цепляются чиновники, постоянно проходят суды. А иногда бывает много постоянных жителей, успешных проектов, игр. Жаль, что бюрократы, пытающиеся закрыть дом на воде, никогда сами не бывали тут. Иначе все претензии по поводу образа жизни сразу бы отпали. И если вода действительно успокаивает и снимает стрессы, то обитатели Дебара — лучшее тому подтверждение.
© Портал района Строгино
Обратная связь    Реклама    Дизайн